Кружевной промысел в Вологодской губернии. К столетию его существования в крае (1820-1920)

Кружевной промысел в Вологодской губернии
I. История кружевного промысла в крае.
Искусство изготовления кружевных изделий, как одно из женских домашних рукоделий, существует в России с незапамятных времен и упоминается уже в исторических документах XIII столетия.

Не меньшую давность имеет оно, вероятно, и в Вологодском крае, колонизированном новгородцами в XII–XIV столетиях.

Кружевничество – как промысел – имеет в Вологодской губернии по крайней мере столетнюю давность. Официальным исследованием (С. А. Давыдовой) установлено, что во времена крепостного права во всех сколько-нибудь значительных помещичьих усадьбах губернии находились кружевные «фабрики», поставлявшие свои кружевные изделия в Петербург и Москву, и что одна из таких фабрик основана была помещицей Засецкой в с-це Ковырине, в 3-х верстах от гор. Вологды, не позднее начала 20-х годов прошлого столетия.

Почти одновременно, или немного позднее, развила в гор. Вологде свою замечательную деятельность А.О. Брянцева, а позднее и дочь ее С. П. Брянцева, которые не только разработали целый ряд оригинальных кружевных рисунков и образцов, создали совершенно самобытный вологодский «манер» кружев, ввели в употребление как мелкие, так и крупные штучные кружевные вещи, как, например, тальмы, накидки, целые костюмы и т.п., но и обучили кружевному делу свыше 800 городских и деревенских девушек и женщин.

С падением крепостного права (или даже ранее) все без исключения помещичьи кружевные «фабрики» прекратили свое существование, а подневольные крепостные мастерицы разбрелись в разные стороны, и в громадном большинстве случаев побросали свое ремесло, да и самые кружева, изготовлявшиеся в усадьбах на различный манер (malines, application de Bruxelles и т п.), совершенно вышли из употребления, а все кружевное производство, более оригинальное и самобытное, сосредоточивалось в 60-х и 70-х годах прошлого столетия в гор. Вологде, где в это время насчитывалось от 300 до 500 кружевниц.

Изделия вологодских кружевниц, за удовлетворением внутренних местных потребностей, вывозились (по свидетельству журнала «Акционер» за 1860 год) при посредстве торговок в Петербург (а вероятно и в Москву). Таким образом уже к началу 60-х годов прошлого столетия вологодские кружевницы по условиям сбыта подпали под влияние посредников-скупщиков и торговцев кружевными изделиями.

Когда проникло кружевничество в деревню, определенно сказать мы затрудняемся. Может быть еще во время крепостного права оно было занесено в крестьянские избы из помещичьих кружевных фабрик, или же вслед за падением этого права, когда мастерицы с кружевных фабрик рассеялись по деревням и селам, а может быть и позднее заимствовано из города. Во всяком случае, достоверно известно, что с 1874 г. оно начало с большой быстротой распространяться в сельских местностях и к 1883 году, т. е. за 10-ть лет захватило громадный район с радиусом, от гор. Вологды, как от центра, на 50 верст и даже более.

Распространяется промысел по всем направлениям, главным же образом по трактам: Кирилловскому, Архангельскому, Петербургскому и Пошехонскому, а также по р. Вологде и особенно сильное развитие получает в волостях, расположенных по берегам озера Кубенского. В двух из этих волостей – Кубенской и Архангельской насчитывалось в 1893 г. свыше 600 кружевниц, а всего в 20-ти, примерно, волостях, захваченных в это время промыслом, число кружевниц достигало, вероятно, 4000.

С тех пор этот промысел безостановочно продолжал распространяться как вширь, так и вглубь, захватывал все новые территории и группы сельского населения.

Так, согласно данным С. А. Давыдовой, число кружевниц в губернии к девятисотым годам прошлого столетия достигало 20000; по земским подворным переписям 1901–1910 г.г. число это определялось в 35181 (и, кроме того, мужчин, принимавших участие в промысле – 245); по исследованию В. Я. Непеиной в 1912 году - 39000 и в настоящее время не менее 50000, из которых кооперированных 42107 кружевниц.

Размер кружевного производства в Вологодской губернии в довоенное время, по данным С. А. Давыдовой, определялся в 2.307.000 рублей в год, из которых кружевницам в виде чистого заработка доставалось 1.349.000, или по 34,58 руб. в среднем на каждую.

II. Эксплуатация кружевниц скупщиками.
Все это громадное количество кружевниц, в главной своей массе, почти до самого последнего времени служило объектом неограниченной эксплуатации всякого рода посредников по сбыту, число которых чрезвычайно размножилось и расслоилось на ряд категорий или специальностей, получивших следующие названия: скупщицы, кубенки, комиссионерши, торговки, локошницы (лотошницы), коробейницы и т. п., а над всеми ими стояли крупные скупщики, транспортировавшие кружевной товар на столичные и другие рынки. Единственным центром деятельности для скупщиц и всякого рода посредников служил ранее Благовещенский базар в гор. Вологде и вообще гор. Вологда, но с течением времени такие центры возникли в селах: Кубенском, Новленском, Архангельском, Устье и многих других. Главными центрами сбыта для вологодских кружев всегда служили столицы – Петроград и Москва. Отсюда они расходились по всей России и вывозились за границу.

Впрочем, скупщики в большом количестве доставляли низшие сорта кружев на Нижегородскую и другие ярмарки, а также в Казань и другие города Поволжья, где они находили хороший сбыт среди татар, армян и других невзыскательных потребителей недорогого товара.

Отрицательная роль чрезмерно развившегося скупничества ярко выражается в следующих словах исследователя кружевного промысла в губернии: «потребителям кружева достаются не иначе как из четвертых, даже из пятых рук: кружевница продает скупщице десяток (10 аршин) узкого кружева за 15 коп., скупщица перепродает его «кубенке» за 20 коп., «кубенка» своей коммиссионерше за 25 коп., та в лавку или магазин за 30 к., а покупатель получает уже из магазина за 40 коп. или дороже; следовательно, посредникам достается 25 коп., т. е. цена кружева против первоначальной стоимости вырастает на 167%».

-скупщицы обычно давали кружевницам в кредит материалы, товары и крупные задатки, а потому вынуждены бывали, иногда, спасая свои гроши, принимать от них плохо выплетенный – недоброкачественный товар и вообще не строго относиться к выбору и расценке товара. Мастерицы в свою очередь, увлекаясь возможностью получить немедленно в кредит какую-нибудь соблазнительную вещь (для женских нарядов), нередко Бог-весть насколько времени вперед запродавали свой труд. О сбережениях при таком положении не могло быть, конечно, и речи, а без сбережения не было и выхода из вечной кабальной зависимости от торговок - скупщиц изделий и раздатчиц материалов.

Более мелкие скупщицы, закупая готовые кружева на открытых рынках, в базарные дни, и стараясь, что называется, выхватить товар из рук друг у друга, скупали без разбора и какого либо брака все, что приносили на рынок кружевницы. Не имея в базарной сутолоке времени и возможности, а может быть и необходимого опыта, знания и уменья сделать правильную расценку товара они, учитывая риск возможных потерь от брака при ликвидации товара, понижали сообща огульно цены на кружева, от чего, прежде всего, страдали хорошие мастерицы и выигрывали плохие, изделия которых шли почти в одной цене с наилучшей работой.

В результате вся система скупщичества с ее анархией и бесшабашной конкуренцией губительно отозвалась на качестве работы. Мастерицы, из опыта убедившись в обеспеченности сбыта своих изделий независимо от их качества, и побуждаемые при том крайне низкой расценкой изделий, при отсутствии всякого технического и художественного руководства, начали работать крайне небрежно, ухудшая качество своих изделий; они постепенно утрачивали изящество приемов в плетении, забрасывали красивые и оригинальные старинные узоры кружев или искажали их до неузнаваемости, стараясь работать быстро, переходили к подражанию новым образцам, весьма часто машинного производства, или создавали свои собственные рисунки, в большинстве случаев лишенные вкуса и изящества.

Если какой либо торговец отказывался принять недостаточно чисто и хорошо сработанное кружево, то это не смущало мастериц; они шли к другому - менее требовательному – и продавали свои изделия нередко по ценам изделий доброкачественной работы, обесценивая таким образом кружево высшего качества, которое оказывалось иногда расцененным наравне со средним и даже третьесортным товаром.

В довершение перечисленных зол кружевницы постепенно стали переходить к употреблению для плетения кружев вместо хороших льняных ниток, лощеной бумаги (катушечных швейных ниток), изделия из которой хотя и имеют довольно привлекательный вид, но в действительности много теряют в своем качестве, так как они не прочны, дурно моются, в стирке стягиваются и желтеют, теряют узор и вообще не могут идти в сравнение с хорошими нитяными кружевами, которые с течением времени от стирки становятся еще белее и приобретают блеск и шелковистость, главное же – бумажные кружева совершенно не имеют сбыта на заграничных рынках.

Кроме того, редкая мастерица сдавала так называемые «десяток», т. е. кусок кружев, действительно в 10 аршин длиною, всегда оказывался недомерок от 2 вершков до целого аршина.

Скупщики не настаивали на точности и правильности меры – опять-таки по соображениям взаимной конкуренции; да и проверять меру в условиях скупки на открытых рынках было почти невозможно.
Все это в целом не служило, конечно, к выгоде кружевниц, а наоборот, имело последствием увеличение брака вологодских кружевных изделий на столичных и других значительных рынках и вызывало общее понижение расценки их, что в конечном счете вело к крайнему падению заработка кружевниц же, которые (как и торговцы–скупщики) обнаружили вполне бессознательное отношение к тому делу, которое должно было поднять уровень их личного и семейного материального благосостояния и повысить влияние, значение и самую деятельность женщины, как в семейном – домашнем, так и общественном быте.

На деле, вместо этого не могло не возникнуть опасений за самую судьбу кружевного промысла в Вологодской губернии, когда то поднятого на большую высоту талантом и энергией г. Брянцевых, так как падение достоинства вологодских кружевных изделий ставило их в невыгодные условия конкуренции не только с ручными кружевами других районов производства, но и в отношении конкуренции с кружевами машинно-фабричного производства, которое стремилось и стремятся имитировать наиболее доступные по своей технической примитивности ручные кружевные изделия и тем вытеснить их из обращения, как не могущие конкурировать по цене с машинным производством.

III. Деятельность Губ. Кустарного Комитета и кустарной выставки при нем.
При таких условиях в конце 1886 года, благодаря инициативе и энергии местного губернатора М. Н. Кормилицына, относившегося с большим интересом к развитию кустарной промышленности в губернии, возник в Вологде кустарный комитет с представительством в нем от Губернского и уездных Земств. Одновременно открыт был кустарный склад, именовавшийся постоянной кустарной выставкой с кружевным отделом при нем.

Кустарный склад, руководимый комитетом, на протяжении ряда лет развил энергичную деятельность – как по раздаче кружевницам рисунков, образцов и сколков и по снабжению их доброкачественными материалами для плетения, так и по принятию от них для сбыта изделий, правильно выполненных по указанию работавшей при складе инструкторши из числа воспитанниц Петербургской Мариинской практической школы кружевниц, а равно и по ознакомлению широкой местной и иногородней публики с вологодскими кружевными изделиями путем экспонирования и продажи их на многих выставках и ярмарках, путем газетных статей, публикаций, специальных изданий и сношений с разными учреждениями, фирмами и лицами.

Несмотря на отмеченную энергию, деятельность склада не приобрела достаточно широкого размаха. Число кружевниц, работавших на складе, никогда не превышало 600 человек, и то исключительно из подгородного района. Средний годовой оборот склада за время 1887 по 1899 год составлял около 5000 рублей, с колебаниями от 2000 до 9000, причем собственно выручка от кружевных изделий не превышала в среднем 2000 рублей. Развернуть более широкую деятельность складу мешало отсутствие собственных денежных средств. Казенные ассигнования почти отсутствовали, а земство, очевидно, не могло проникнуться сознанием всей важности выполняемых складом функций и отпускало на его содержание слишком недостаточные суммы, особенно по сравнению с затратами на это дело Вятского и Московского земств, но и эти незначительные ассигнования отпускались только до 1893 года, а с 1894 года они были совершенно прекращены.

IV. Роль Вологодского Губернского Земства в деле развития кружевного промысла.
С начала 1900 года склад был передан в непосредственное ведение Губернского Земства. Обороты его, постепенно возрастая, достигли в 1913 году – 2400 рублей, из которых более половины падало на кружевные изделия.

В конце 1903 года Вологодское Губернское Земство открыло склад кустарных изделий в Москве и несколько позднее учредило агентуру или комиссионерство по сбыту вологодских кустарных изделий в Лондоне. Но оба эти высокой важности мероприятия не имели успеха – кажется – по причине неудовлетворительного выбора исполнителей. С начавшейся политической реакцией и сменой управы в 1907–8 году, эти начинания, долженствовавшие придать необходимую широту делу помощи кустарям, были совершенно ликвидированы новой управой, без всякой попытки к исправлению допущенных ранее ошибок и к постановке этого дела на должную высоту. Таким образом, и в руках земства склад не оправдал возлагавшихся на него ожиданий, ибо даже и наивысший сбыт кружевных изделий складом в 12–13 тысяч рублей представляется микроскопическим по сравнению с общим годовым производством их в губернии, достигавшим нескольких миллионов рублей.

Кустарное воздействие склада, в смысле распространения улучшенных технических приемов и поднятия художественного достоинства кружевных изделий, также было не велико и ограничивалось подгородным районом - с радиусом в 10–15 верст, в редких случаях более. Школа кружевниц, существовавшая при складе, не вылилась в формы солидного культурно-просветительного учреждения и, незаметно угасая, совсем прекратила свое существование. В массе кружевницы по-прежнему оставались в сфере воздействия частной предприимчивости, вылившейся в отрицательные формы скупщичества со всеми его губительными последствиями. В таком положении застала кружевной промысел война и разразившаяся вслед за тем революция.

V. Падение частного торгового аппарата и кооперативное объединение кружевниц.
Последние годы перед войною торговля кружевами шла очень хорошо, лучшие сорта кружевных изделий шли за границу в большом количестве. В начале войны спрос на кружевной товар сразу резко понизился, но, возобновившись в половине 1915 года, шел с большим повышением до момента воспрещения частной торговли.

Надвигавшийся с окончанием летних сельскохозяйственных полевых работ 1918 года обычный сезон кружевного производства застал распыленную и дезорганизованную массу кружевниц в крайне критическом положении. Они не могли приступить к плетению кружев, не имея запасов тех материалов, которые для этого требуются, то есть ниток и шелка, и без уверенности в том, что выплетенные ими изделия найдут какой либо сбыт, так как частный торговый аппарат, .снабжавший их материалами и принимавший от них для сбыта все их изделия, в неограниченном количестве, рухнул без остатка.

Под давлением таких чрезвычайных обстоятельств и под угрозою неизбежной потери этого, привычного для населения и необходимого в общем хозяйстве и бюджете, заработка, кружевницы, руководимые инструкторским персоналом двух крупных местных кооперативных организаций – Северосоюза и Кредитсоюза, начали с октября м-ца 1918 года организовываться или в самостоятельные кустарные – кружевные артели, или в кружевные отделы при других кооперативах первой и второй степени, то есть при потребительных обществах, маслодельных артелях, кредитных товариществах и районных союзах.

Условия вступления в такого рода кооперативные организации были установлены безусловно для всех доступные: паевой взнос обычно равнялся 5-ти рублям и редко когда доходил до 10 рублей; возраст членов кружевных организаций установлен был не моложе 16-ти лет; материалы выдавались мастерицам с обязательством сдачи изделий в артель для продажи их на комиссионных основаниях.

Одновременно Северосоюз и Кредитсоюз организовали в составе своем кустарные отделы или подотделы для снабжения кружевниц и других кустарей материалами, и в целях организации сбыта их изделий. Впоследствии – с ликвидацией Кредитсоюза, – обе эти центральные, параллельно работавшие организации, слились в одну ныне оперирующую кустарно-промысловую секцию Губсоюза (Северосоюза). Слияние произошло в июле месяце 1920 года.

За год работы местных кооперативных центров – к 1-му января 1920 года – число кооперированных кружевниц достигло 35000, группировавшихся около 93 кооперативных организаций, а еще через год, т. е. к 1-му января 1921 года число их поднялось до 42107, число же кружевных организаций до 123. На каждую организацию приходится таким образом по 342 кружевницы, но есть не мало и таких артелей, где число кружевниц превышает 1000 и доходит до 1500.

VI. Размеры кооперированного кружевного производства.
Несмотря на столь громадное число объединенных кустарным отделом Губсоюза кружевниц, преисполненных несомненным желанием работать не покладая рук, достигнуть максимальной или хотя бы только средне-нормальной производительности их труда не удалось, что видно из того, что при нормальной средней продуктивности, перерабатывается в месяц одной мастерицей около 1 фунта шелка или ниток средней толщины, тогда как в 1919 году выработка не превышала 48 золотников в месяц на кружевницу и едва ли поднялась выше и в 1920 году.

Такое падение производительности обуславливается целым рядом причин, из которых главнейшими являются: 1) недостаток, а порою и полное отсутствие материалов для работы, получение которых из центральных органов снабжения (Главков и Центров) сопряжено с большими затруднениями и задержками, что вынуждало иногда приобретать шелк и нитки чрез посредство спекулянтов; 2) отсутствие керосина для освещения, без которого работа кружевниц, при коротком северном зимнем дне, успешно двигаться не может; 3) частое отвлечение кружевниц от их постоянного промысла – в порядке трудовой повинности – на тяжелые лесные и другие работы, что отрицательно влияет не только на количество вырабатываемых кружевных изделий, но и на их качество, так как руки и пальцы кружевниц от тяжелой работы грубеют и теряют необходимую ловкость и гибкость; 4) слабое значение заработка, получаемого в виде обесцененных бумажных денежных знаков – при отсутствии каких-либо компенсаций или премий натурою и 5) недостаток, особенно в начале, технических сил, как в губернском руководящем кооперативно-кустарном центре, так и на местах – в артелях.

При всем том задача кооперативного объединения кустарок-кружевниц достигнута в достаточно полной степени. За 8-мь месяцев 1919 года (с 1 янв. по 1 сент.) принято от них изделий (считая по продажной стоимости) Северосоюзом на 3.186,468,58 руб. и Кредитсоюзом на 3.484,86932 руб., а всего на 6.671,337,90 руб.

Сумма эта слагается из следующих составных частей: стоимость материалов – 2.015,579,55 руб., заработок кружевниц - 3.347,034,01 руб. и нераспределенные по артелям прибыли Северосоюза и Кредитсоюза – 1.308,724,34, руб.

Заработок кружевниц составляет, следовательно, 50% от оборота, а вместе с нераспределенными прибылями, подлежащими выдаче кустаркам – 70%. За отчислением же из прибылей примерно 10% на образование оборотного фонда и на другие кооперативные и культурно-просветительные цели, нормальный заработок кружевниц можно признать равным 60%-м, что составит за 8 месяцев 4 миллиона рублей, а за весь год не менее 8 миллионов, так как остальная часть года – сентябрь и декабрь (цифровых данных о которой у нас не имеется) отличается наибольшим напряжением работ кружевниц.

В 1920 году принято кружевных изделий от артелей на 50.873,309 руб. Принимая заработок кружевниц согласно вышесказанному в 60% от оборота, найдем, что он превышал в 1920 году 30 миллионов рублей. Конечно такое повышение оборота и заработка кружевниц объясняется главным образом падением денежного курса, но все-таки приведенные цифры свидетельствуют о громадном значении в экономике губернии кружевного промысла.

VII. Значение кружевного промысла в экономике Северного края.
Важность для населения Вологодской губернии этого промысла подтверждается и тем положением, какое она занимает в ряду других губерний в отношении распространенности кружевного промысла. Согласно данным С. А. Давыдовой, относящимся к 1912 году, из общего количества кружевниц в России – 98722, на Вологодскую губернию падало 39,5%, а остальные 60,5% распределялись между следующими 8 губерниями: Орловская – 33,9%, Рязанская – 13,2%, Московская – 4,1 %, Вятская – 3,3, Нижегородская – 2,5%, Тульская - 2%, Калужская – 1,1% и Тверская - 0,4%.

По величине среднего годового заработка на одну кружевницу Вологодская губерния стояла на одном уровне с Орловской губернией – 34,58 и 34,56 рубля – и уступала в этом отношении только Калужской и Тверской губерниям – 39,27 и 36,78 руб., где, однако, при очень слабом развитии этого промысла, приведенные цифры заработка являются, вероятно, совершенно случайными. Отсюда мы видим, что Вологодская губерния и тогда уже занимала первое место не только по числу кружевниц, но и по их заработку, а следовательно и по годовому общему обороту, который достигал весьма солидной по тому времени цифры –2.307.000 р. и равнялся почти половине общего оборота промысла по всему государству, определявшемуся в 4.724.000 рублей.

Такое исключительное распространение промысла в губернии будет вполне понятно, если мы вспомним, что в силу неблагоприятных климатических, почвенных и других условий население северного края никогда не могло существовать от одного земледелия, и всегда вынуждено было искать заработка в местных и отхожих промыслах.

В ряду этих промыслов кружевничество представляет особенные удобства для населения, так как занимаются им исключительно женщины, почти не имеющие других промыслов, в совершенно свободное от сельскохозяйственных полевых работ время – наряду с уходом за скотом и домашними работами, значительно пополняя бюджет хозяйства без всякого ущерба для других работ.

VIII. Характеристика кружевного промысла к моменту его кооперирования.
Столь важное значение кружевного промысла во всем строе хозяйства и бюджете Вологодского крестьянина, конечно, обязывает общественных и, в частности, кооперативных работников к особой заботливости по его сохранению, улучшению и развитию. Между тем по свидетельству вполне компетентных лиц как, например, В. Я. Непеиной, А. Г. Доливо-Добровольской, Е. Н. Клепиковой и других, современное состояние промысла в отношении качества и художественно-технического достоинство изделий заставляет желать многого – несмотря на его широкое распространение и количественное развитие.

Кружевной промысел в губернии носил до сих пор в общем стихийный и неорганизованный характер, если исключить те не получившие надлежащего развития попытки культурного и экономического, воздействия со стороны кустарного комитета и земства, о которых мы говорили выше.

Предоставленные самим себе и лишенные всяких технических указаний и руководства, кружевницы пользовались для своих работ самыми разнохарактерными образцами, занесенными со всех мест России, которые они при том нередко портили и искажали из стремления выплести как можно больше изделий в ущерб их качеству, побуждаемые к тому отрицательной деятельностью скупщиков, понижавших цены на кружева. Сколки, по которым плели в последнее время кружевницы Вологодской губ., являются в большинстве случаев совершенно неудовлетворительными, порою ужасными с технической стороны; работать по ним совершенно недопустимо и все их следовало сделать заново.

В конечном счете не только понизилось качество работы и технические ее достоинства, но и получилось какое то странное смешение стилей и вкусов, в котором обезличивалось все действительно оригинальное, художественно-ценное и самобытное, что, наряду с заменою хороших льняных ниток бумажными катушечными, не могло не отразиться самым отрицательным образом на расценке изделий русским и мировым рынком сбыта, а следовательно и на заработке кружевниц. И действительно, в то время как вологодские кружевницы зарабатывали до войны от 3 до 6 руб. в месяц, кустарки Вятской и Орловской губерний, прошедшие (благодаря заботам земства) кружевную школу, довели свой месячный заработок до нескольких десятков рублей и даже у вологодских кружевниц, при правильной школьной постановке, там, где она имела место, заработок повышается, по данным В. Я. Непеиной, на 100°/о.

Отмеченное рядом наблюдателей и исследователей понижение качества кружевных изделий Вологодской губернии и низведение их в некоторой части до уровня невысокой марки базарного товара поставило население перед угрозою совершенной потери этого промысла в будущем. Дело в том, что машинное производство кружев стремится подражать ручным изделиям, и в случае успешности таких попыток это могло бы не только обесценить труд кружевниц, но и совершенно вытеснить их изделия с рынка недостижимою для ручного труда дешевизною фабрикатов.

Утверждают, что такая фабрика в Москве (ныне пока закрытая) уже делала подобные опыты имитации ручных кружевных изделий. Однако бояться конкуренции машинного производства могут только кружева плохой выработки. Для хороших же ручных кружев, при условии постоянно действующего в производстве их художественно-творческого элемента, конкуренция фабрики не страшна; необходимо только заботиться о поддержании кустарного производства кружев на надлежащей художественной и технической высоте и не опускать из поля внимания постоянно изменяющихся, под влиянием капризов моды, требований и запросов широкого кружевного рынка.

IX. Работы кружевной организации Северосоюза.
Такую заботу и приняла на себя кустарно-промысловая секция Северосоюза с кружевным подотделом при ней, получившая правильную организацию в ноябре м-це 1919 года.

Кружевной подотдел наметил для себя весьма широкие задания и цели, которые могут быть выражены в следующих пунктах:

1. Сохранить и развить для республики кустарно-кружевной промысел, который заполняет зимние досуги громадного числа поселянок и поддерживает благосостояние обширного края.

2. Дать возможность кружевницам получать максимальный, возможный по условиям рынка, заработок за их крайне усидчивый и изнурительный труд - путем поднятия ценности и продуктивности их труда.

3. Поднять промысел на возможно большую высоту технического совершенства изделий.

4. Закрепить и еще более выявить и облагородить за северным кружевным производством тот свойственный ему самобытный, оригинальный характер, который, отражая дух народа и его художественное творчество, в состоянии придать особую ценность вологодским кружевам на мировом рынке.

5. Избегая тех увлечений художественным и техническим совершенством, которые производя действительно чрезвычайно интересные и ценные, но в то же время и совершенно недоступные для широкой массы потребителей продукты, создать однако же такие образцы изделий, которые при несомненной и высокой художественности не требовали бы от кустарок непомерной массы кропотливого труда и вполне отвечали бы запросам рынка, так как только при красоте и доступности цен, кустарные кружевные изделия могут быть обеспечены широким сбытом – не только в России, но и за границей, благодаря чему кружевная промышленность России и в частности северного края получит прочную основу и фундамент для своего будущего процветания.

Кружевные изделия, доведенные до уровня требований мирового рынка, явятся продуктом высокой меновой ценности, способным при своей исключительной транспортабельности стать своего рода валютой – как бы золотым фондом при будущих наших торговых сношениях с заграницей.

Такая постановка кружевного промысла поведет, по мнению кружевного подотдела, не только к общему повышению народного благосостояния,, но также и к улучшению, материального, бытового и правового положения русской женщины, освобождая ее от материальной зависимости и повышая вес и значение ее в семье, хозяйстве, обществе.
Для осуществления намеченных таким образом целей кружевной подотдел кустарного отдела Северосоюза выработал обширную программу практических мероприятий, которая сводится к следующему:

1. В Вологде, как центральном пункте обширного кустарно-промышленного района, устроить центральную художественно-рисовальную школу, приспособленную для обслуживания всех без исключения кустарных промыслов края с кружевным отделом при ней;

2. Организовать в Вологде центральный краевой музей кустарных промыслов с показательной школой при нем.

3. Устроить учебно-показательные кружевные мастерские при кооперативных районных союзах.

4. Войти с представлением в отдел просвещения о том, чтобы во всех школах уездов введено было преподавание кружевного дела и других кустарно-ремесленных производств.

5. Устроить в Вологде и при Райсоюзах краткосрочные курсы кружевниц – в целях подготовки инструкторш-специалисток по деланию сколков и плетению кружев и подобные же более длительные курсы для подготовки учительниц кружевного дела.

6. Организовать периодические и летучие передвижные музейные выставки кустарных изделий и орудий их производства с специальными курсами, показательными работами и объяснениями по разным видам кустарного дела и с распространением образцов, рисунков и альбомов кружевных и других кустарных изделий.

7. Составить основной систематизированный альбом всех кружевных образцов губернии за №№ и с указанием расценки работы, а также № ниток и потребного количества их лля исполнения каждого данного рисунка.

8. Специализировать каждую отдельную артель на определенных рисунках кружев, принимая в расчет их теперешнее производство, что поведет не только к повышению технического достоинства изделий, но и даст возможность точно и планомерно распределять заказы между артелями и регулировать производство тех или других изделий в соответствии с требованиями рынка.

9. Отпускать артелям материалы и давать заказы с обязательством исполнения их по технически правильным сколкам и в полном соответствии с ними.

10. Составить в этих целях и раздать в артели специальные кружевные альбомы для руководства при раздаче заказов и сличения по ним изделий, принимаемых от кружевниц.

11. Организовать снабжение артелей новыми или старыми, но технически усовершенствованными рисунками кружев и сколками к этим рисункам.

12. Развить издательскую деятельность в целях распространения лучших типических рисунков кустарных изделий и образцовых, понятных и доступных по цене, руководств, а также счетоводных книг, форм и бланков по ведению отчетности в кустарных артелях, образцовых уставов, операционных правил, инструкций и т. п.

13. Содействовать целесообразной организации артелей к установлению в них упорядоченного делопроизводства, счетоводства, отчетности и правил внутреннего распорядка, а также и инструкторского надзора и руководства.

14. Обеспечить быстроту и автоматическую правильность операций по снабжению артелей материалами, по выдаче им заказов, по приемке от них доставленных изделий и производству расчетов.

Само собою разумеется, что осуществить такую программу сразу, притом в тяжелых условиях переживаемого исторического момента, не представляется возможным, а потому кружевной подотдел, ограничился пока, помимо повседневной деловой работы, всесторонним обслуживанием артелей, составлением основного и специальных альбомов кружевных изделий, заботами по устройству музея женских кустарных промыслов и, преимущественно, организацией и проведением краткосрочных техническо-художественных курсов для кружевниц, причем основной систематизированный альбом кружевных изделий уже закончен составлением, специальные же или частичные альбомы для артелей составляются по мере прохождения курсов кружевницами той или другой артели.

Устройству музея женских кустарных промыслов положено начало путем приобретения Северосоюзом ценной коллекции известного, недавно умершего, коллекционера Долматова в Петрограде, состоящей из старинных образцов кружев, вышивок и тканья, собранных в Архангельской, Вологодской, Ярославской, Костромской, Тверской, Рязанской и Черниговской губерниях и частью в восточной Польше. Музей будет пополняться всякого рода художественными и другими предметами, имеющими отношение к всевозможным кустарным промыслам и будет иметь громадное значение для кустарей в качестве наглядного пособия.

X. Теория и практика кружевных курсов Губсоюза.
Схема устройства постоянных 2-х недельных техническо-художественных курсов для кружевниц намечена была следующая:

1. Общее собрание кружевниц каждой артели намечает из своей среды достаточно развитых товарищей, по возможности грамотных и по приглашению кустарного отдела Северосоюза командирует их в Вологду в числе примерно 1% общего количества кружевниц.

2. В течение 2-х недель проходится курс по технике плетения кружевных рисунков, свойственных району данной артели, с целью улучшения того сорта работы, какой был уже принят в данной артели и для приучения мастериц к выполнению работы с наивозможным техническим совершенством и в полном соответствии со сколками, кроме того кружевницы обучаются уменью правильно делать сколки и делать заплеты

3. На курсах ведется точный учет затраты труда на выполнение той или другой работы – в целях получения объективного материала для установления правильной расценки кружевных изделий и оплаты труда по их выполнению.

4. Возвращаясь в артель, курсантки становятся как бы инструкторшами по плетению; группируют около себя мастериц близь лежащих от их местожительства селений и обучают их тому способу плетения данного рисунка, какой указан им на курсах, а эти последние ознакомляют с ним всех своих односельчанок и таким способом весь контингент кружевниц данного района усваивает усовершенствованные приемы плетения и начинает вырабатывать кружева улучшенного сорта - сообразно заданиям руководящего органа, обусловленным требованиями рынка.

5. Для постоянного руководства артелей, возможности сравнения и контроля производимых мастерицами работ, и определения качества и сорта их, каждой группе курсанток выдается альбом из сплетенных ими же образцов кружев с указанием стоимости выработки каждого данного рисунка. Копии этих альбомов остаются и в кружевном подотделе для приемщиц Союза и для пополнения основного альбома. Артели снабжаются также небольшим количеством новых рисунков, исполнение которых усваивается курсантками.

6. После того, как приемка и оценка кружевных изделий специалистами Союза покажет, что работа данной артели или объединения их достигла известного уровня технического совершенства, курсы повторяются для того же состава лиц, но уже с более сложными и трудными техническими и художественными заданиями и достижениями, которые вновь распространяются среди кружевниц на местах по той же схеме, и так – до трех раз, пока не будет выполнена вся программа технического и художественного обучения курсанток, а через них и всей массы кружевниц.

7. Прошедшие полный цикл друг друга дополняющих курсов курсантки получают свидетельство на звание учительниц плетения кружев.

Таким путем планомерного воздействия на технику работ, в самом непродолжительном времени, примерно в 1–2 года, уровень техники кружевного производства всего края и художественное достоинство изделий значительно повысятся, мастерицы отдельных районов и артелей специализируются на определенных сортах кружев, а работа их получит точную и правильную расценку. В связи с этим улучшенные кружевные изделия, найдут более широкий сбыт на мировом рынке; цена изделий, а следовательно и заработок кружевниц должны значительно подняться.

8. Курсы должны функционировать круглый год, соблюдая постепенность в привлечении на них курсанток из артелей.

9. На курсы привлекаются также и лица, принявшие на себя ведение счетоводства в артелях, в целях их подготовки и ознакомления с системой и формой бланков, разработанных бухгалтерией промышленного отдела.
Технический персонал для курсов с немалыми затруднениями приглашен был в числе 5-ти учительниц по изготовлению кружев из числа воспитанниц Петроградской Мариинской школы кружевниц.

Открытие первых курсов состоялось 8 октября 1919 года при участии представительниц от 6-ти артелей, закончились они 21 октября.

Всего с 8 октября 1919 года по 15 мая 1920 года курсами выпущено 96 мастериц, представительниц 14 артелей и 3-х районных союзов.

Каждая мастерица курсантка выплела на курсах разных технически усовершенствованных кружев по прежним образцам своих артелей около 3 аршин, кроме того, для каждой артели введено до 5-ти новых рисунков аршинных кружев и некоторое количество штучных (воротнички и т. п.). Самостоятельно наколото ими по 9–10 сколков аршинных кружев и небольшое количество штучных кружевных изделий. Выдано им для артелей всего 2079 штук новых, технически правильных сколков, т. е. по 22 шт. в среднем на каждую курсантку.

Занятия на курсах производятся с 9 часов утра до 3–4-х час. пополудни; остальное время курсантки под руководством одной из учительниц, знакомятся с художественно-историческими памятниками северного края в музеях гор. Вологды. Преподавание бесплатное.

Курсанткам предоставляется, кроме того, бесплатно – квартира с отоплением и освещением и обеды. Стоимость содержания их в 1919 году не превышало 150 руб. на человека за 2 недели.
Благотворное влияние курсов быстро отразилось на качестве работы всех артелей прошедших курсы, некоторые из коих прошли и повторные курсы, и c осени 1920 года лучшие из них в состоянии были производить уже кружева художественные по исполнению и рисунку.

В сентябре месяце 1920 года проведены были повторные месячные кружевные курсы с широкой, полно охватывающей кружевное дело программой, в гор. Грязовце, при Грязовецком райсоюзе. Курсы эти прослушало 50 курсанток, из которых организована была артель в Огарковекой волости, где курсантки в свою очередь начали проводить курсы в отдельных участках или селениях своего района, но в самом начале своей деятельности были взяты на лесные работы.

Такие же курсы были проведены при Вожегодском райсоюзе, Кадниковского уезда.

Оба эти района еще слабо захвачены кружевным промыслом, а потому опыт проведения в них курсов является попыткой расширения территории распространения этого промысла.

Положительное значение курев вполне оценено населением, которое весьма охотно направляет на курсы слушательниц, постоянно – устно и письменно – запрашивая, в лице своих артелей, кустарный отдел о скорейшем устройстве для них курсов, тем более ценимых, что они, подготовляя практических деятельниц, не отрывают надолго от родной среды местные молодые силы, которые скоро вновь возвращаются в деревню и должны навсегда остаться там – как нужные и полезные деятельницы.

2-х годичный опыт курсовой работы показал, однако, что проводить 2-х недельные, так сказать, форсированные курсы при крайнем, ныне испытываемом, недостатке материалов, необходимых для плетения, не имеет смысла, так как быстро подготовленные мастерицы, все равно, остаются в массе почти без работы – по отсутствию материалов. Это обстоятельство привело кустарный отдел к убеждению в необходимости организации более углубленных 2-х годичных кружевных курсов с 8-ми месячным сезоном преподавания, в целях создания, необходимого для будущего, кадра вполне подготовленных учительниц и инструкторш кружевного дела. Разработкой проекта таких курсов и занят в настоящее время кустарно-промысловый отдел Губсоюза.

XI Ближайшие виды и более отдаленные перспективы на будущее кружевного промысла.
Резюмируя все изложенное выше, мы можем отметить, что в Вологодской губернии имеется на лицо не менее 50.000 кружевниц; за последние 15 лет число их ежегодно возрастало в среднем на 1000 душ. Число это, путем планомерного воздействия – через посредство курсов и школы, – в короткий срок может быть доведено до 100.000 душ. Средний заработок кружевницы до войны равнялся 35-ти рублям, а стоимость производимых ею изделий - 59 рублям; улучшенное путем школьного обучения производство и тогда уже расценивалось на 100% выше обычного.

При наличном числе кружевниц, достаточном снабжении их всеми необходимыми в производстве материалами и расценке изделий по ценам мирного времени Вологодская губерния, без всяких усилий, может произвести кружев на 3.000.000 рублей в год – по довоенному денежному курсу, а при повышенном качестве кружев (в каковом направлении уже ведется, как мы видели, самая энергичная работа) – до 6.000.000 рублей; при дальнейшем неуклонном возрастании контингента кружевниц производство кружев в губернии легко может быть доведено до 10.000,000 рублей золотом – без опасения перепроизводства, так как спрос на Вологодские кружева как до войны, так и в настоящее время намного превосходит достигнутые пока размеры производства.

С предстоящим открытием границ русские кружева, пользовавшиеся еще с 90-х годов прошлого столетия большим спросом в различных европейских и американских торговых центрах, найдут себе широкий сбыт за границей, конечно, при условии соответствия их с требованиями заграничного потребителя – и явятся для России прекрасным ценным и транспортабельным эквивалентом для расплаты за те безусловно необходимые для поднятия производства страны товары, которые мы должны получить на заграничных рынках, и таким образом в состоянии будут, на ряду с немногими другими ценностями, заменить в известной мере золотую валюту, недостаток которой, несомненно, будет болезненно ощущаться страною на протяжении ряда лет.

Из этого примера становится совершенно ясным, что кружевной промысел имеет не только местное – краевое, но и весьма важное государственное значение, усиливаемое еще тем обстоятельством, что налаживание этого промысла не требует крупных затрат на оборудование машинами, снабжение топливом и т.п., а зависит исключительно от воли, энергии и знаний руководителей дела (каковые условия налицо имеются) к еще от полной обеспеченности своевременного снабжения кружевниц материалами (шелком, нитками, освещением и т. п.), что уже всецело зависит от доброй воли центральных органов власти – главков и центров, которые сумеют, конечно, в полной мере оценить возрастающее значение кустарных промыслов вообще и кружевного в частности в бюджете страны – в условиях переживаемого исторического момента.


9/V–21 г. В. Фролов.
Кружевной промысел в Вологодской губернии. К столетию его существования в крае (1820-1920) / В. Фролов. – Вологда : Тип. Союза Сев. Кооп. Союзов, 1921. – 18 с. – (Труды Кружевного п/Отдела Губкустпромсекции).

3 июня 2008 Жалоба или претензия.    

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Чтобы иметь доступ к материалу рекомендуем Вам зарегистрироваться, либо зайти на сайт под своим именем. Пожалуйста, зарегистрируйтесь.
  • Автор: klk
  • Комментарии: 0
  • Просмотры: 1785
  • Закладки:
0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.