Коклюшки с копеечками

Коклюшки с копеечками

 

Скептики обычно ухмыляются: «Ну, были кружева, нет их — разве это так уж важно? Это ведь не рубахи, не платья, не пальто. Многие вообще никогда не вспоминают об их существовании. Забава ведь, украшение; мало напридумывало их человечество за свою историю...»

Да, конечно, кружева — всего-навсего украшения. Вещь в обиходе совсем, как говорится, не обязательная, особенно сегодня.

И все-таки большинство и современных женщин и девушек почему-то не могут видеть их равнодушно: затихают, осторожно вертят, перебирают или гладят, и глаза каждой наполняются при этом таким светом и отрадой, что боишься рядом слово вымолвить, чтобы не спугнуть это состояние в человеке...

А в прежние времена, говорят, точно такое же отношение к кружевам было и у мужчин, и во Франции, например, в Испании и Фландрии вокруг этих ажурных украшений кипели такие фантастические страсти, и разворачивались такие хитрые и жестокие события, что их с лихвой хватило бы на десяток приключенческих романов.

Однако на русском языке таких романов нет. Больше того, наши писатели как будто вообще никогда не слыхивали о кружевах, хотя только в России еще в начале века их плели более ста тысяч человек, в том числе немало и мужчин — ни в одной промышленности не было занято тогда столько народу.

И даже у нынешних вологодских писателей — сильных и разнообразных, — живущих на самой «кружевной» у нас земле, и то я ни одного рассказа и ни одного стихотворения о кружевах не нашел.

Почему так? Мне думается, только потому, что очень тяжело выразить словами те чувства, которые вызывает у нас обычно кружево. Ведь вся магия их узоров в пластике и ритмах,— а как их красоту перескажешь?!

Кружева надо видеть! На них надо смотреть! Смотреть!

Есть на свете так называемая филейная вышивка. Это когда узор вышивается на ткани с частично выдернутыми нитками, то есть как бы на сетчатом поле. Родилось это рукоделие много-много веков назад, популярно по сей день, и кое-где в старину, даже называлось кружевом.

Но настоящие кружева появились все же позже, на исходе пятнадцатого века, в Венеции, и поначалу несколько смахивали на филейные вышивки. Только и сетчатое поле и рисунок хитроумно шились прямо иглой безо всякой тканой основы.

А по контуру в узоры вшивали конский волос, отчего они получались рельефными, а все кружево очень упругим. Они были фантастически красивыми, эти первые венецианские кружева, и ими в считанные годы заболела вся Италия: Генуя, Милан, Альбиссола.

Лучшие художники делали для них рисунки, составляли целые альбомы и издавали их. А это ведь были времена Великого Возрождения, и вы знаете, как владели тогда своим искусством итальянские художники. В богатейшие растительные орнаменты они стали включать изображения сложных мифологических сцен, ваз, разных гротесков.

Чтобы вышить тончайшими нитками даже небольшое такое кружево, нужно было не только виртуозное мастерство, но и месяцы, а порой и годы кропотливейшего, адского труда. Стоили итальянские рельефные кружева, названные позже гипюром, баснословные деньги, и поначалу их приобретали только короли да великие толстосумы.

Для коронации английского короля Ричарда III, например, из Венеции в 1493 году было вывезено бесподобное кружево. А потом, уже в шестнадцатом веке, началось нечто такое, чем не может похвастаться больше ни одно из прикладных искусств.

Из Италии по Европе,— а некоторые утверждают, что одновременно и из Нидерландов,— словно великая кружевная чума покатилась. Их носили в виде широченных воротников и манжетов, из них шили богатейшие женские платья и накидки, ими густо украшали мужские камзолы и облачения священников, они обрамляли шляпы, ботфорты, перчатки и белье, ими обивали мебель, кареты, даже стены гостиных и спален, а воины устраивали из них поверх стальных лат пышные перевязи.

Два, нет, почти три века мало-мальски состоятельный европеец даже и не представлял себе, как это можно прожить без кружев, они считались такой же первейшей, такой же естественной необходимостью, как еда, как обувь, например, или воздух. Тогда никому и на ум не приходило, что это всего лишь мода...

кружево

По кружевам сходили с ума, на кружевах разорялись, кружевные вопросы обсуждали государственные советы, короли, кардиналы и министры. За кружева заточали в тюрьмы, били плетьми и отрубали головы.

Кружева, как утверждают, даже спасли от нищеты целый народ, целое государство — Фландрию (современную Бельгию). И хотя в конце шестнадцатого и в семнадцатом веках их производилось уже огромное количество, лучшие из них по-прежнему стоили очень дорого, и король испанский Филипп III запрещает своим подданным вообще носить кружева, дабы люди больше не разорялись на пристрастии к этому украшению.

Карл V повелевает учить в Нидерландах кружевоплетению поголовно все население. В Англии усаживают за подушки даже мальчиков. Более того, там издается строжайший трактат, в котором определяется, кому, что и как дозволено носить из кружевных изделий.

Король французский Людовик XIII, как, впрочем, и короли Португалии, Австрии и Англии, грозят заточением и даже виселицей тем, кто будет покупать и ввозить в их страны фламандские кружева, которые стали к тому времени самыми популярными и продавались по баснословным ценам.

кружево

Но угрозы помогали мало — отток золота во Фландрию был поистине катастрофическим, и тогда французский министр Кольбер нашел единственно верный выход из создавшегося положения: добился учреждения во Франции сразу нескольких крупных кружевных мануфактур, пригласив для работы на них и для обучения француженок двести мастериц из Фландрии и тридцать из Венеции.

Мануфактуры открылись в Алансоне, Седане, Валансьене, Шантильи, Аржантоне, Байи, Реймсе...

Легкие, прозрачные, золотисто-желтые и черные кружева с тонкими узорами и разными мелкими «мушками» на тюлевых фонах и по сей день вырабатывают на тех старинных мануфактурах, и, как все кружева, они называются именами породивших их городов.

Начиная с семнадцатого века французские алансоны, валансьены и шантильи стали тоже очень знамениты, но славу фламандских кружев им все же не удалось затмить. Во Фландрии вообще считали и считают, что кружевоплетение родилось у них, а не в Венеции.

кружево

Во всяком случае, самое ныне распространенное плетение — на коклюшках — придумали действительно там. Главная же особенность фламандских кружев — их необыкновенная, почти воздушная тонкость и всегда очень изящный рисунок на так называемых снежных, мерцающих звездочками фонах.

На полях Фландрии и Брабанта произрастал лучший в Западной Европе лен; видимо, сказывалась их открытость влажным североморским ветрам. Но сами фламандские и брабантские крестьяне из своей тончайшей кудели никогда ничего не пряли — ни ниток, ни кружев. Чтобы не смялась, укладывали ее аккуратными кольцами в овальные плетеные корзины и везли в Брюссель или в маленькие городки Малин и Бенш.

Тесные сплошь кирпичные улицы. Кирпичные мостовые. Дома узкие, в два-три этажа, с островерхими черепичными крышами. Окна зарешеченные, высокие, широкие, света давали много, но тепла внутри домов из-за обилия камня все-таки не хватало. Поэтому двери, ведущие с улиц прямо в комнаты, летом были все время открыты. Возле них играли дети, возле них ставились обеденные столы, принимали гостей.

А под домами устраивались глубокие подвалы. Непременно такие, чтобы в них постоянно держалась сырость, чтобы стены и низкие сводчатые потолки были липкими, а сальные свечи задыхались от влаги и вокруг них плавали бы мутные желтоватые ореолы, не способные даже поколебать густую темноту, набившуюся в углы. Чем сильнее из этих углов несло холодом, чем быстрее человека пробирал здесь озноб, тем подвал считался лучше.

Это были знаменитые фламандские прядильни, в которых работали только очень молодые девушки и девочки, иногда восьми-девяти, а чаще всего двенадцати — четырнадцати лет. В сырости льняная кудель пропитывалась влагой, волокна становились очень эластичными и нитки можно было сучить тонкие-тонкие.

Они не обрывались даже тогда, когда их почти не было видно — совсем как паутина. Осязать, скручивать волокна в такие нитки могли лишь нежные, еще не огрубевшие детские и девичьи руки, которых с каждым годом требовалось все больше и больше, потому что слава фламандских кружев начиналась именно с этого паутинного сырья.

Из других ниток тут просто не плели. Но вы подумайте, что это значит, продержать еще не окрепшего физически ребенка в таком подвале несколько лет. Ведь кроме всего прочего, там после двух часов работы и дышать становилось трудно, и не то что ниток, а лиц сидящих в отдалении подруг-то нельзя было различить за плавающими желтоватыми ореолами...

Но почему же люди не останавливались ни перед чем из-за этих украшений?

А вы посмотрите на любое женское платье, отделанное кружевами. Даже если их совсем немного, какая-нибудь узкая оторочка — и то это платье выглядит нарядным. А если кружев побольше — воротник, жабо или манжеты, например, — уже не важен и фасон платья, оно в любом случае очень торжественно, красиво и празднично. И чем их больше, тем больше ощущение праздника.

Да вспомните мушкетеров и их наряды в обильных кружевах. Ведь право же, они воспринимаются как участники какого-то грандиозного и бесконечного бала-маскарада, хотя были всего лишь солдатами. А персонажи знаменитых полотен Рубенса, Веласкеса, Франса Гальса, Ван-Дейка...

Короли, камеристки, полководцы, врачи, торговцы, домохозяйки, шуты, пьянчужки... Разные сословия, разные лица и обстановка, но впечатление такое, словно жизнь каждого из них тоже была похожа на сплошной красивый праздник. А ведь это не так.

Жизнь в те времена отличалась средневековой грубостью, была полна нищеты, насилия и жестокости, и не только для неимущих классов... Но люди не хотели замечать этого. Они, как и во все времена, хотели радостей, хотели чувствовать себя счастливыми и вот нашли украшения, которые как нельзя лучше подходили к любой одежде и делали каждого необычайно красивым, приносили ощущение вечного праздника.

То есть каждый как бы стал носить праздники на себе. Все стали носить...

И не просто красота и нарядность, а именно праздничная красота и нарядность — вот главные свойства любого кружева, его существо. И пока люди ищут радостей, они будут увлекаться кружевами.

Источник: Анатолий Рогов.  Очерк о кружевах.  "Коклюшки с копеечками".

Коклюшка. Электронный журнал о кружеве

27 августа 2006 Жалоба или претензия.    

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Чтобы иметь доступ к материалу рекомендуем Вам зарегистрироваться, либо зайти на сайт под своим именем. Пожалуйста, зарегистрируйтесь.
  • Автор: klk
  • Комментарии: 0
  • Просмотры: 1800
  • Закладки:
0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.